ЖЕМЧУЖИНА КОЛЛЕКЦИИ,  Новые статьи

Серафимо-Понетаевская обитель

«В первый раз я видел пустынь. Это вот что такое: вы едете полями, лесами, кругом – хлеба и сосны, кругом – деревня на много десятков верст, иногда – на сотни верст. Все серо, грубо, бесприветно. Все – глубоко необразованно и, кроме вчерашнего и завтрашнего дня, ничего не помнит и ни о чем не заботится. И среди этой буквальной пустыни, культурной и исторической, горит яркая точка истории, цивилизации, духа – забот самых отдаленных, воспоминаний самых древних. Сияют куполами и крестами великолепные храмы; позолота, книги, живопись, пение, самый нрав, обычай, весь внешний облик являют чрезвычайную тонкость, самый изощренный вкус, к созданию которого уже бессильно наше время и который умели выработать только великие творческие цивилизации древности и средних веков. Я в первый раз видел «пустынь» и, как вообще я ни чужд идей монастыря и всего монашеского духа, я был очарован виденным, очарован, восхищен…» В.В. Розанов о Серафимо-Понетаевском женском монастыре

Село Понетаевка

Указом Павла I в 1797 году село Кардавиль, деревня Понетаевка и деревня Корино были пожалованы русскому архитектору действительному статскому советнику и кавалеру В. В. Баженову. Часть Понетаевки была пожалована его сыну Владимиру. К тому времени Владимир уже проявил способности в архитектуре, во всем помогал отцу. Василий Иванович Баженов умер в 1799 году. Духовным завещанием он отдал свое имение своим трем сыновьям: полковнику Всеволоду Васильевичу, генерал-майору Константину Васильевичу и генерал-майору Владимиру Васильевичу. Возможно, именно Владимир и стал архитектором церкви во имя святого равноапостольного великого князя Владимира.

  • Церковь во имя святого равноапостольного великого князя Владимира. Фото сделано в марте 2014 г.

Церковь построена в 1823 году, уже после смерти Владимира. В течение XIX века село имело двойное название – Село Владимировское, а Понетаевка тож.

В середине XIX в. в Понетаевке насчитывалось 87 дворов, проживал 401 житель. Село принадлежало Елизавете Алексеевне Копьевой, дочери генерала-майора Алексея Даниловича Копьева.

 

История возникновения монастыря

 

В 1861 году при выборе настоятельницы Серафимо-Дивеевского женского монастыря путем жребия была избрана Гликерия Васильевна Занятова. Но в самом монастыре многие были недовольны таким выбором. На местное епархиальное начальство стали посылаться жалобы в высшее духовное правление о пристрастных действиях в деле избрания настоятельницы. В результате Святейший Синод не утвердил кандидатуру Гликерии и предложил, для восстановления порядка, 6 марта 1862 года удалить из Дивеевской общины Гликерию Занятову и еще двух сестер.
Первым порывом сестер было пойти в Саровский монастырь к могилке Серафима Саровского, чтобы там над могилой своего бывшего руководителя и духовного наставника выплакать свое горе, просить его и Бога о благословении и помощи, прибежища и приюта. Здесь же Гликерия Занятова и вспомнила Елизавету Алексеевну Копьеву, проживавшую в селе Понетаевка. Елизавета неоднократно бывала в Дивеевской обители, видя в последнее время в монастыре неприязнь и вражду, не раз предлагала Гликерии Васильевне поселиться в ее имении. Елизавета Копьева знала отца Серафима, бывала и в Саровском монастыре, беседовала с батюшкой. Она имела горячее стремление в молодости поступить в монахини, но батюшка Серафим это запретил ей и однажды слезно просил, «чтобы не оставила она «сирых» его, сестер Дивеевской обители» и даже поклонился ей. Копьева приняла невольных Дивеевских отшельниц с любовью и дала им приют.
Вскоре сестры, любившие Гликерию и желавшие жить с ней, стали покидать Дивеевскую обитель и переселяться на жительство в Понетаевку. В короткое время в Понетаевке собралось более 20-ти сестер. В их числе были самые лучшие художницы и мастера мозаичного искусства, обучавшиеся живописи и мозаике в Санкт-Петербурге, под руководством профессоров академии художеств.


Е. А. Копьева решила ходатайствовать об учреждении в своем Понетаевском имении женской общины с наименованием Серафимовская. В Прошении, составленном в конце марта 1862 года, для устройства и обеспечения общины Копьева предоставляла пахотную землю в 94 десятины, господский сад с усадьбой на пространстве 6 десятин, с каменным домом, находящимся в саду, где могли бы проживать до 50 сестер не стеснительно. Свой господский дом с строениями она также передавала во владение общины после смерти. К тому времени среди передаваемого каменного дома уже была устроена церковь, готовы иконостас и святые иконы. Эта первая церковь будущей обители в честь иконы Божьей матери Всех Скорбящим Радость, была освящена 20 июня 1863 года. Иконы в церкви были написаны самими сестрами. К середине 1863 года в имении Копьевой были выстроены два деревянных корпуса, один – двухэтажный и ферма. В каменном корпусе устроены трапеза и кухня. Во всех корпусах могли разместиться до 100 сестер. Занимались сестры мозаической работой и живописью, ткачеством и полевыми работами.
Женская община была учреждена императором и утверждена Святым Синодом 11 ноября 1864 года. При утверждении общины Александр II пожаловал 600 десятин земли. На этом хуторе, получившим название «Царская дача», впоследствии был образован Введенский скит Серафимо-Понетаевского монастыря. Имя Гликерии хорошо знали в царской семье, во дворце помнили, как короткой полумантией Серафима Саровского, которую привезла Гликерии, была излечена от тяжелой болезни княжна Мария Александровна. Гликерия Занятова и была утверждена начальницей общины. Все 66 сестер общины выразили «общее и единодушное желание иметь к старице Гликерии с любовью иноческое послушание», во всем повиноваться ей. Это была вторая обитель, получившая наименование Серафимовская задолго до канонизации Серафима Саровского. Уже через 5 лет, в 22 августа 1869 года, община была возведена в степень третьеклассного женского монастыря, с учреждением при нем училища для девиц духовного звания. В истории Нижегородской епархии это единственный случай, когда за такой небольшой срок была сначала утверждена община, а потом монастырь.

 

Школа живописи

В создании и становлении монастыря немаловажную роль сыграл отец Иоасаф – Иван Тихонович Толстошеев, ученик и келейник отца Серафима Саровского. Родом из мещан города Тамбова, саровский послушник, в 1848 году он был переведен из Сарова в Печерский монастырь Нижегородской епархии. Там он был пострижен в монахи с именем Иоасаф, а затем посвящен в сан иеромонаха. В начале 1860-х годов он был назначен настоятелем Павло-Обнорского монастыря Вологодской губернии, где принял схиму под именем Серафима. Позднее Иоасаф был переведен в Арзамасский Высокогорский монастырь. В 1849 году Иоасаф издал в Москве книгу о Серафиме Саровском: «Сказание о подвигах и событиях жизни старца Серафима, иеромонаха, пустынника и затворника Саровской пустыни, с присовокуплением очерка жизни первоначальницы Дивеевской женской обители Агафии Симеоновны Мельгуновой», причем подарочный экземпляр книги с акварельными иллюстрациями был преподнесен в дар императорской семье. После смерти отец Иоасаф был похоронен в Понетаевском монастыре у алтаря церкви, в усыпальнице.


Всю свою жизнь Иоасаф покровительствовал послушницам Серафимо — Понетаевского монастыря, оказывал им помощь и поддержку, используя и свои связи в Санкт-Петербурге, где неоднократно бывал, собирая пожертвования среди петербургской аристократии. Он был знаком с царской семьей. Любитель живописи, хороший художник, Иоасаф писал картины, «такой работы, как будто учился в Академии». В особенности он любил писать сюжеты из жизни отца Серафима Саровского. Этими изображениями он одаривал приходящих к нему. Бывая в Петербурге, он возымел намерение обучить некоторых преданных ему сестер искусству живописи. При помощи своих покровителей он получает дозволение Почетного Президента Императорской Академии художеств Великой Княгини Марии Николаевны учить их в Академии. Для обучения иконописи и мозаичному искусству в Петербург была отправлена группа монахинь под началом самой преданной Иоасафу Гликерии Занятовой. Полученное ею художественное образование сыграло решающую роль в организации художественной мастерской в Серафимо-Понетаевском монастыре.
Мозаичному искусству инокини первоначально обучались в Петербурге у известных русских и итальянских мастеров, исполнявших грандиозные иконы в Исаакиевском соборе. В живописной мастерской Серафимо-Понетаевского монастыря писали иконы по дереву и холсту, занимались мозаикой, финифтью, чеканными работами. Всего с 1864 по 1919 год выявлены данные о 198 мастериц, проходивших послушание в художественной мастерской монастыря. Занятия живописью на первых порах помогли монастырю встать на ноги. Доход от живописных работ постоянно увеличивался. Если в 1867 году он составлял 820 рублей, то в 1893 году – свыше 3000 рублей. В разные годы доходы от живописи составляли от 6% до 13 % всех доходов монастыря. Работы монахинь пользовались огромным спросом. Заказы поступали из разных епархий России, в том числе из Москвы и Санкт — Петербурга. Только Епископ Петербургский Иннокентий заказал однажды до 50 икон преподобного Серафима Саровского.
В Серафимо-Понетаевском монастыре получила развитие иконописная живопись греческого стиля, она отличалась особой воздушностью, одухотворенностью. Вот слова В. В. Розанова: «Стал я всматриваться в живопись: вся она в светлых тонах — голубых, розовых, зеленых, белых. Черная краска совсем почти не видна, между тем, как она преобладает в городских приходских церквях…».
Следует отметить, что при закрытии в 1862 в г. Арзамасе Ступинской школы живописи, для монастырской мастерской был приобретен художественный учебный материал, использовавшийся в Ступинской школе в процессе обучения (гравюры на библейские и евангельские сюжеты XVIII века, литографии, гравюры французских художников начала XIX века). Кроме икон в мастерской хранились полотна русских и некоторых западноевропейских художников, иконы академика П. С. Сорокина. Здесь же находились копии произведений известных художников (Корреджо «Рождество», Рембранта «Портрет женщины». Джотто «Воскресение», Мурильо «Святое семейство»). По свидетельству современников некоторые копии было трудно отличить от оригиналов. В библиотеке монастыря хранились литографии и гравюры русских монастырей, портреты известных церковных деятелей, книги по русской истории, в том числе «Полное собрание русских летописей».
Исследователи отмечают очень высокий профессионализм произведений, вышедших из-под кисти понетаевских монахинь. За успехи в живописи игуменья Евпраксия (Гликерия Занятова, принявшая в 1870 году постриг с именем Евпраксия) была награждена золотым крестом, а сестры художницы – серебряными.
При вхождении Николая II на русский престол для Священного Коронования был назначен день 14 мая 1896 года – день празднования Чудотворной Серафимо – Понетаевской иконы «Знамение Пресвятой Богородицы». Специально для этих торжеств живописцам Серафимо-Понетаевской обители были заказаны иконы Небесных Покровителей августейшей четы – Николая Чудотворца и Царицы Александры.

  • Список с иконы «Знамение Пресвятой Богородицы». Автор Анна Петровна Каленкова.

 

Икона «Знамение Пресвятой Богородицы»

Славу монастырю принесла чудотворная икона «Знамение Пресвятой Богородицы». Этот образ был написан в 1879 году послушницей Клавдией Ивановной Войлошниковой. Образ этот сначала находился в живописной мастерской, но в 1880 году был взят в игуменский корпус. 14 мая 1885 года в 9 часов вечера сестры заметили, что икона стала светлеть ликом, лик становился словно живой, а взор Богородицы, устремленный на иконе верх, стал направляться на молящихся сестер обители. Явление продолжалось четверть часа. В 12 часов ночи явление повторилось. Икону перенесли в монастырскую церковь, а вслед за этим стали происходить исцеления больных. Вскоре для поклонения и исцеления в монастырь поспешили жители окрестных сел. Многие очевидцы стали свидетелями исцелений. Об чудесных исцелениях было сообщено в Нижегородскую духовную консисторию. Икона была перевезена в Нижний Новгород в ризницу кафедрального собора. Было учреждено тщательное расследование. При расследовании чудотворности иконы присутствовали как назначенные священнослужители, так и чиновник полиции, и врач. Случаи исцеления от иконы были подтверждены под присягой (от слепоты, параличей, нервных болезней и др.). Среди свидетелей исцелений оказался сын прославленного российского историка Александр Николаевич Карамзин с супругой Натальей Васильевной, проживавшие в своем имении в Ардатовском уезде. Академик живописи П. С. Сорокин исцелился от каменной болезни почек. После подтверждения чудодейственности иконы, Святейший Синод 27 сентября 1885 года издал указ об объявлении иконы «Знамение Пресвятой Богородицы» чудотворной. Всего было зафиксировано официально 70 случаев исцеления.
Икона была оправлена в богатую серебропозлащенную ризу, украшена жемчугом и драгоценными камнями и выставлена на поклонение. Еще месяц после прославления, образ находился в Нижнем Новгороде, а затем, в сопровождении многочисленного народа был отправлен в Серафимо — Понетаевскую обитель. Слава об иконе быстро разошлась по всей России. Множество паломников шли в монастырь для поклонения, а списки с иконы, в точности повторяющие оригинал, сделанные художницами живописной школы, в большом количестве стали распространяться по храмам и монастырям России.

 

Развитие монастыря
В 1866 году вопросами хозяйственной жизни монастыря, развития и благоустройства занялся деятельный помощник и благодетель – елабужский купец Сергей Петрович Петров. Он жертвовал на монастырь ежегодно немалые средства, а после смерти завещал монастырю принадлежащие ему по 24 купчим крепостям недвижимые имения с постройками и инвентарем, лесами и всякими угодьями, состоящими в Нижегородской губернии в Арзамасском и Ардатовском уездах, всего 13526 десятин земли. Все эти земли купец скупал у соседних разоряющихся дворян при селах и деревнях Спасском, Алферьеве, Своробоярском, Понетаевке, Кардавили, Казакове, Козловке, Кирманах, Тоузакове, Хирине, Корине, Ратманове. Луканове, Соляной Горе, Больших Лихачах, Ичалове, Ездакове. На всех этих землях было основано монастырское хуторское хозяйство. Выращивали мясной и молочный скот, занимались овцеводством, пчеловодством, садоводством, огородничеством, хлебопашеством, сыроварением, прядением льна и шерсти, ткачеством и вязанием, шитьем одежды и обуви, выделкой и покраской материи для монашеских одежд. Хозяйство было основано на последних достижениях науки и техники. Так, в молочном скотоводстве разводили коров голландской Швицальгаусской породы. На лесозаводе применялись паровые машины, электрическое освещение от генератора. При монастыре существовали кирпичный завод, мукомольная мельница, кузница, водокачка, столярная, бондарка. С 1882 года значительный вклад в благоустройство монастыря стал оказывать Сергей Дмитриевич Кузьмичев.
Доход от живописных работ, от умелого хозяйствования позволил строиться и развиваться монастырю. В 1867-1873 годах построен каменный корпус — трапезная и большое помещение для сестер, в нем домовая церковь в честь Пресвятой Богородицы Живоносного Источника. В середине 1870-х годов в монастыре начаты работы по постройке каменного корпуса для художественной мастерской. 24 ноября 1885 года в этом корпусе была освящена домовая церковь в честь святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. В нижнем этаже корпуса расположились кельи монахинь и службы, а в верхнем этаже размещалась школа живописи, мастерская живописи, мастерская отделки икон и киотов, мастерские финифти и мозаики. Монастырю принадлежала каменная часовня в Нижнем Новгороде, построенная в 1870 году архитектором Л. В. Далем.


В 1882 году был заложен больничный корпус – большое трехэтажное здание для приюта больных и престарелых. В восточной части корпуса был устроен храм, составляющий с ним неразрывную связь. Назначение его – чтобы престарелые и больные, лишенные возможности двигаться, могли слышать богослужение из комнат, расположенных в соседстве с храмом. Храм был сделан в два яруса: нижний храм – на уровне 1 этажа и верхний – на уровне 2-го и 3-го этажей. Нижний храм (в честь Серафима Саровского), был предназначен для погребения в нем благотворителей обители, верхний ( в честь Сергия Радонежского) – для вседневных богослужений. С западной стороны корпуса расположилась колокольня.
Численность сестер монастыря быстро росла. Если в 1872 году их проживало 247, то в 1884 году уже 408. К 1888 году монастырь стал нештатным. Нештатные монастыри содержали себя сами за счет доходов и не получали государственного содержания.

4 ноября 1893 года матушка Евпраксия скончалась и преемницей первой настоятельницы монастыря стала игуменья Нектария.
К 1911 году в монастыре проживало 860 сестер и 50 девочек-сирот. Недвижимого капитала в банковских билетах было на 67760 рублей серебром. После Дивеева это был второй по количеству проживающих сестер монастырь епархии Нижегородской губернии. Земельные владения монастыря составляли 14608 десятин.
Современники отмечали внутреннее изящество монастыря, высокую внутреннюю духовную и художественную культуру сестер общины, единодушие, трудолюбие, стремление к полезной деятельности. Монастырь решал и социальные вопросы. В монастыре была больница и аптека. В больнице могли лечиться паломники. В монастыре находился приют для девочек-сирот из духовного звания (с 1869 года), позже приют для девочек-сирот из других сословий. Девочки обучались грамоте в церковной школе, иконной живописи, рукоделию и др. По окончании учебы никто силой не принуждал девочек постригаться в монахини, они могли выйти замуж, причем получали приданое от монастыря.
Архитектурный ансамбль монастыря сложился к 1911 году, когда было завершено строительство величественной колокольни с трехэтажным корпусом. На колокольне висели часы, били четверти. Увенчивал колокольню большой позолоченный крест. Монастырь был обнесен каменной оградой. Каменные корпуса, домовые храмы, их изящные главы, высокая колокольня, корпуса и кельи сестер, гостиницы, школа и богадельня. Особую живописность и поэтичность местности придавали каскады из четырех прудов. Сестры не только не забросили доставшийся им сад Елизаветы Копьевой, но и сами занялись садоводством. На территории монастыря были разбиты фруктовые сады: вишневые, яблоневые, палисадники, цветники. Дорожки были посыпаны песком. Общая площадь садов составляла 277 соток. Украшали территорию монастыря экзотические для нашей местности деревья: лиственницы, пихты и кедры.

 

Гости монастыря
При монастыре были гостиницы для знатных людей и дома для простых паломников. Простые паломники могли отдохнуть и получить необходимую пищу, в случае болезни – жить до полного выздоровления.
После прославления преподобного Серафима Саровского (1903 г.) Саровский монастырь стал центром притяжения паломников, но прежде, чем придти в Саров, паломники по пути посещали Понетаевский и Дивеевский монастыри.
Паломнический маршрут Саров-Дивеево-Понетаевка приводил в Понетаевку и простых паломников, и известных людей XIX – начала XX века: писателя В. Г. Короленко, философа В. В. Розанова и др. Монастырские виды, церкви, дома остались на фотографиях знаменитого нижегородского фотографа Максима Дмитриева.

 

Закрытие монастыря
В 1917 году волна погромов прокатилась по монастырским хуторам, после революции вся земля, продукты, сельхозинвентарь, скотина были переданы крестьянам. Но община продолжала существовать до 1927 года.
В 1927 году монастырскую общину распустили. На территории монастыря разместили Детгородок, школу крестьянской молодежи, кошмовальную артель и Дом инвалидов. В 1928 году сохранившееся художественное наследие монастыря было вывезено в Нижегородский областной исторический музей, в 1934 году значительная и наиболее ценная часть этой коллекции была передана в Художественный музей.
Во время Великой Отечественной войны здания монастыря были отданы под госпиталь и интернат для эвакуированных детей. Здесь, с 7 марта по 23 мая 1944 года находилась на лечении ленинградская девочка Таня Савичева. После войны здесь работал лишь один корпус, оборудованный для инвалидов войны. С 70-х годов учреждение стало действовать как психоневрологический дом-интернат.

 

Возрождение монастыря

 


В настоящее время Понетаевская обитель возрождается как скит Серафимо-Дивеевского монастыря. В 1996 году была освящена молитвенная комната в помещении церкви Сергия Радонежского. В 2000 году организацией ОАО «Строитель» был восстановлен световой четверик со сводом, восьмигранный световой барабан со сводом. К 2013 году были завершены работы по реставрации и вновь освящены церковь в честь Серафима Саровского и первая церковь в честь иконы Божьей матери «Всех Скорбящих Радость». Постановлением Законодательного Собрания Нижегородской области от 19. 01. 99 года № 9 ансамбль Серафимо-Понетаевского монастыря в селе Понетаевка Шатковского района был объявлен памятником архитектуры местного (областного) значения, были утверждены границы территории памятника и режим его содержания и использования.

 

А.А. Инжутов
Директор МБУК
«Шатковский районный историко-краеведческий музей»